Истоки дзюдо

"Дзюдо, это - стиль жизни и состояние души, это - мысль и творчество"

Истоки дзюдо

В стародавние времена, начиная с V века, представление о боевых искусствах Японии можно было получить на состязаниях такара-курабе (дословно «соизмерение сил»). Приемы и правила такара-курабе постепенно преобразились в сумаи, ныне известное как сумо.

В сумаи тогда, как и сейчас, делалась ставка на силу, для увеличения которой борцов целенаправленно раскармливали до чудовищных размеров. В результате из поединков пришлось исключить удары, сила которых стала смертельно опасной для противников. Победа присуждалась тому, кто сумел повалить соперника  наземь (при этом борьба в партере не велась и, как следствие, не изучалась).

Параллельно с борцами-«спортсменами», Япония славилась искусными воинами, обучавшимися у мастеров тонкостям владения мечом, копьем и луком. Воинских дружин было много, но везде безоружная техника была вспомогательной, так как считалось, что воин всегда должен быть при оружии.

Впрочем, японцы пересмотрели свое отношение к рукопашному бою, когда в VIII-IX веках на острова хлынули переселенцы из Китая. Они привезли оригинальные техники боя, основанные на ударах руками, ногами и болевых приемах на суставы. Так в полулегендарной «Школе всех наград» («Сесе-рю»), основанной китайским иммигрантом, полководцем Саканоуэ Тамурамаро, практиковалось развитие столь сокрушительной силы рук и сверхзакалка ударных поверхностей, что ученики «Сесе-рю»  могли пробить кулаком стальные доспехи (скорее всего в «Школе всех наград» применялись шаолиньские жесткие техники).

В Х веке появляется сословие самураев, вместе с борьбой в доспехах ерои-кумиути. Доспехи самурая легко заменяли искусственно нагнанный вес сумоиста, поэтому ерои-кумиути переняла весь арсенал сумо  -  разнообразные толчки и сваливания. В дополнение  к этому в ерои-кумиути  разрешалось  бить руками, ногами и даже применять оружие: на войне как на войне – любые средства, позволяющие выжить и победить, приветствуются. При этом особую эффективность доказали захваты, броски, заломы, удушения, в то время, как удары руками и ногами прослыли рисковыми, так как легко было покалечиться о доспехи противника.

До XVI века у ерои-кумиути было множество последователей. Но затем ситуация изменилась - из-за перемены стиля ведения войны: отдельному воину стало нечего противопоставить стене копейщиков или одетой в сталь коннице. В армиях, теперь сформированных не только из благородных буси, но преимущественно из простолюдинов, никто больше не принимал вызов на поединок, а нападение сзади вдесятером на одного перестало быть позорным делом. Латы воинов стали дешевле, и постепенно сложилась новая система рукопашного боя в облегченном доспехе когусоку.

Арсенал когусоку беспримерно широк для того времени. Здесь и броски через бедро, спину, плечо (позже позаимствованные мастерами дзюдо и айкидо), и оригинальные перевороты противника вниз головой с опусканием черепом на мостовую; разнообразные подсечки, болевые приемы на локоть и колено… Активно применялись удары в неприкрытые доспехами части тела, например, круговой удар кулаком в обход туловища по почкам или удар на подобие апперкота под «юбку» доспеха - в пах. Когусоку присуща вся изощренность амбициозного, но хилого телом мужчины (с планеты Наполеонов), который пытается восполнить нехватку природной силы ловкостью и мастерством. Именно таким, по приданию, был создатель этого боевого искусства Такэнути Хисамори.

Таким образом, к концу XVI века в крупных школах, в частности Ягю Синган-рю, одновременно преподавались три направления рукопашного боя: ерои-кумиути (для благородных буси, которые по-прежнему были увешаны оружием и толстыми доспехами, защищавшими даже от мушкетных пуль), когусоку (для легко вооруженных воинов) и дзю-дзюцу (для безоружных).

XVII век принес Японии долгожданное прекращение междоусобных войн. Доспехи отправились в сундуки, а перед дзю-дзюцу открылись новые перспективы развития.

Дзю-дзюцу переводится как «искусство мягкости»: метод одоления противника (в том числе вооруженного) с помощью податливости, а не силы. Немудрено, что принцип побеждающей уступчивости впервые сформулировал лекарь и буддийский монах Акияма Сиробэи, привезший знания по медицине и боевым искусствам из Китая (ушу). Образы «полого бамбука» (пригодного для того, чтобы через наблюдение наполняться Знанием), гибкого тростника (человека, лишенного эгоизма – оттого не ломающегося от крушения иллюзий) - являются центральными для философии чань-буддизма, пришедшего в Японию из Китая вместе с ушу.

По легенде, однажды зимним утром Акияма вышел в монастырский сад и увидел, что сугробы выпавшего за ночь снега поломали ветви многих могучих деревьев, а гибкие сакуры остались невредимы: снег соскользнул с их тонких веток. Увиденное стало для  Акиямы откровением. Он понял, что противостоять силе – силой не только бесполезно, но и губительно. Нужно, уклонившись от атаки, перенаправить силу противника, используя ее для себя.

В 80-е годы XIX века продолжатель традиции «искусства мягкости» (по-другому, «искусство гибкости») Дзигоро Кано будет наблюдать за кошками, чтобы пополнить лучшие техники дзю-дзюцу новыми приемами и упражнениями. Он назовет свой стиль дзюдо, что дословно переводится как «мягкий, гибкий путь». Спарринг искусных дзюдоистов похож на дружескую возню двух резвых тигрят – движения настолько плавные и точные, а приземления такие мягкие, что даже не верится, что наблюдаешь борьбу. Но, как и в случае с тиграми, подходить близко не хочется.

Кстати, основатель первой школы  дзюдо Дзигоро Кано нарек свое детище «Ниппон Дэн Кодокан Дзюдо», что означает «лучшее будо Японии». Одно из значений слова «дзю» - «скромный»…

Философия гибкости

И все же гибкость и уступчивость дзюдоиста не стоит понимать слишком буквально. Речь идет скорее о гибкости ума, позволяющего в любой ситуации максимально использовать все свои способности для достижения цели: самообороны или победы.

Дзигоро Кано признавал, что принцип уступки не может быть выходом из всех ситуаций, которые возникают во время состязаний и в жизни. На вопрос: «Существует ли вообще подобный универсальный принцип?» -  Дзигоро отвечал «да». Это максимально эффективное  использование ума и тела, известное также как принцип наилучшего использования энергии (сэйреку дзэнъе). «Какова бы ни была цель, лучший путь ее достижения – в умении направить на нее свою энергию», - полагал Кано. При этом мастер расценивал энергию не просто, как телесную мощь, но как жизненную силу (см. главу «Дзюдо и Хатха йога»).

Дзигоро Кано никогда не считал податливость (гибкость, уступчивость) – единственной гранью принципа дзю. Он признавал, что «достижение победы над противником не ограничивается только уступками». Иногда целесообразна мягкость – иногда сила, гибкий ум применим всегда. Кано также не соглашался с заблуждением, что дзюдо якобы является «чисто оборонительной системой». «Если бы это было так, - возражал Дзигоро, - тогда нужно было бы признать приемы дзюдо бесполезными до тех пор, пока противник первым вас не  атакует – но в таком случае дзюдо представляло бы собой весьма ограниченную форму боя».

В духе многих восточных учений (буддизма, дзэн-буддизма, даосизма), видящим во внешних крайностях – внутреннее единство,  Кано считал, что «нападение и защита являются по сути одним и тем же». В широком смысле, поединок  - это танец энергий.

Дзигоро вкладывал в слово «дзюдо» узкий и широкий смысл. Первый подразумевал кеги дзюдо – тренировки, направленные на развитие физических способностей и боевых техник, которые приводят к развитию ловкости и физической мощи. Второй, коги дзюдо - это развитие духовных и моральных качеств борца, что проявляется в  росте силы духа.

«Дзюдо – не просто «метод, дающий возможность наилучшим образом распорядиться духовной и физической энергией в целях нападения или защиты», - скорее это способ применить принцип наилучшего использования энергии ко всем сферам человеческой жизни» (Дзигоро Кано).

Способность противостоять более сильному противнику отнюдь не является призывом к физической слабости. В контексте дзюдо «слабое» сопротивление выражает скорее количественную величину, чем качественную: тот, кто умеет в нужный момент поддаться – совсем не обязательно слаб. Скорее речь идет о борце, искусном настолько, чтобы не тратить свои силы понапрасну.

Арифметика дзюдо. Представим, что сила человека  измеряется в единицах и что противник, силой в 10 баллов напал на дзюдоиста, физическая сила которого измеряется 7 единицами. Если  последний умело отступит  - то это выведет первого из равновесия, отчего тот временно растеряет часть своей силы,  с 10 до 3 единиц.  На момент потери равновесия инициатор нападения будет на 4 балла слабее инициатора момента.

Музы Кодокана

«Если вы хотите по-настоящему понять дзюдо – понаблюдайте, как тренируется женщина» Дзигоро Кано.

Создатель Кодокан дзюдо любил повторять, что гибкость и женственность дзюдоисток больше соответствует содержанию и духу дзюдо, чем жесткость, напор и физическая сила мужчин.

Уже в 1890-м году Дзигоро принимал экзамен по технике дзюдо у Сумако, которая вскоре стала его женой. Служанки в доме супругов, помимо домашней работы,  тренировали девиц из благородных семей. Но официально женское отделение в Кодокане открылось лишь в 1926 г. С шести учениц она быстро пополнилась до полновесной организации: эксперимент, затеянный дальновидным Кано по привлечению  к исконно «мужскому» занятию - женщин, удался.

Среди первых учениц Кодокана были Норитоми Масако, в последствии ставшая автором популярнейшей книги «Дзюдо для женщин»; и дочери самого Кано – старшая Ватануко Норико (позже одна из руководителей Кодакана) и младшая Такадзаки Ацуко. Все девушки были обладательницами высоких данов. А одна из них Миягаво Хисако даже открыла собственную школу дюздо Сакурагако.

Тем не менее, официальные соревнования по дзюдо среди женщин в Японии по-прежнему не проводились. Порой казалось, что интерес к женскому дзюдо в Европе, особенно во Франции, сильнее, чем на родине этого вида спорта.

Для парижанок все началось с того, что в 1906 в переводе на французский вышла книга Ирвина Хэнкокка «Физическая тренировка для женщин японскими методами».  Правда дзюдо там преподносилось как «джиу-джитсу», но это не так важно, как появление во Франции женских курсов самообороны, где прекрасные создания учились отстаивать свою независимость с помощью приемов дзюдо. В 1913-м практика дзюдо стала невероятно популярна и среди британских суфражисток. Дзюдоистки группы «Телохранитель» защищали активисток движения от мужских нападок.

Любопытно, что саму идею женского дзюдо напрочь отвергли нацистские режимы Германии и Италии, а также официальная католическая церковь…Видимо, искусству мягкости не по пути с режимами, подавляющими человеческую личность.

Мы воспитываем чемпионов

«Мы воспитываем чемпионов», - эта фраза, полная преданности дзюдо и благоговения перед детьми, сказанная Абдурахманом Базаровым, сразу стала девизом Тверской региональной федерации дзюдо.

Впрочем, автор удачного слогана, исполнительный директор Тверской федерации дзюдо, заслуженный тренер России Абдурахман Базаров не сразу увидел всю глубину данного утверждения. Дело в том, что у слова «чемпион», наряду с общепринятым, есть еще старинное значение - это «защитник, поборник чего-либо», а также «рыцарь, добровольно сражавшийся за беззащитных людей» (см. словарь Ушакова). То есть уже в девизе тверских дзюдоистов выражено не только спортивное рвение, но и благородство духа.    

Как это сказывается на практике? Здоровый дух воплощается в здоровом деле.

Только представьте, с 2005 года Тверская региональная федерация дзюдо достигала 20 тысяч человек и продолжает расти. Работа ведется одновременно в двух направлениях: физкультура и спорт. Постоянно увеличивается количество секций дзюдо в далеких районах нашей обширной области, площадь которой равна территории Франции. Преподаватели дзюдо берутся и за «трудных» подростков, и за воспитанников детских домов, и за инвалидов по слуху. Планируются тренировки со слабовидящими детьми. Малютки 4-5 лет также не остаются в стороне. Осенью стартует программа, позволяющая укреплять здоровье детей, начиная с 3-летнего возраста!

Мы подтверждаем слова о том, что «дзюдо полезно заниматься в любом возрасте» - делами. Вскоре будет создан Совет ветеранов дзюдо, в который войдут чемпионы мира, Европы и России - заслуженные мастера спорта, мнение и пример которых и сейчас вдохновляют начинающих дзюдоистов. Ветераны дзюдо – всегда почетные гости в судейских коллегиях, на церемониях награждения молодых звезд дзюдо и…на татами. Да-да, что такое главный принцип дзюдо «гибкость ума и тела» - если не долгая молодость?

В настоящее время в Тверской области работает более ста преподавателей дзюдо, в их числе Заслуженные тренеры России. И это сказывается на результатах: наши земляки – привычные победители чемпионатов России и Европы. Имена Арины Александровой, Станислава Гарама, Юлии Рыжовой знают любители дзюдо во всем мире. Скоро таких имен станет еще больше, ведь в ближайших задачах Федерации - открытие специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва по дзюдо (дзюдо является Олимпийским видом спорта с 1959 года), а также  детского интерната со спортивным уклоном.

Нет лучшей заботы о будущем, чем привить детям настоящие ценности.